Тайный смысл «кремлевского доклада»: кто кого обманул

Сейчас все ждут новые американские санкции, они на слуху. Но вот что обращает на себя внимание: шуму много, а дальнейшего зажима пока нет. Заминка.

Опубликован «Кремлевский доклад», где поименованы все ключевые фигуры российской власти и бизнеса, но с необъявленными санкциями. Больше похоже на покер, ставка в котором — устойчивость нервной системы тех, кому эта игра навязана. Или на хичкоковский триллер, который нагнетает напряженное ожидание чего-то неотвратимого и страшного, тот самый suspence. Колода же закрытого списка, в которой как раз и обещаны имена получивших «черную метку» и указание самих санкций, своих карт пока не открывает.

Дальше — больше. Американский Минфин, как и ожидалось, опубликовал доклад, посвященный распространению санкций на инвестиции в российские долговые гособлигации. Но опять без собственно санкций. Что происходит? Саботаж, переосмысление политики санкций или технический перерыв?

Стоит прислушаться к ответу, который дает Минфин США: санкции по отношению к российскому госдолгу могут иметь «негативные побочные эффекты для глобальных финансовых рынков и бизнеса». Кому-то из московских деятелей, впавших в контрсанкционный раж, может показаться, что американцы испугались встретить российское противодействие в виде отказа от покупки бумаг американского казначейства или их массированной распродажи. Но это выстрел «в молоко». Во-первых, новые покупатели на американские бумаги без труда найдутся. Во-вторых, распродажа приведет к падению стоимости российских резервов.

Ближе к истине гораздо более прозаичный ответ: вложения в российский долг выгодны крупнейшим американским портфельным инвесторам, и Минфин их услышал. Но все не так просто, как кажется: дело не в лоббизме, ответ Минфина официально подтверждает, что санкции противоречат экономическим интересам, и это уже невозможно игнорировать.

Есть у рассматриваемой заминки и другая сторона. За океаном антироссийские санкции стали предметом острой политической борьбы. Нет, не между русофобами и русофилами (последние в Вашингтоне давно перевелись, хотя совсем недавно их миражи мелькали перед теми заинтересованными наблюдателями из Москвы, которые очень хотели их увидеть), а между исполнительной и законодательной властями. «Кремлевский доклад», новые финансовые санкции — все это требования закона, перераспределяющего полномочия в санкционной политике по отношению к России от Администрации Президента к Конгрессу. В августе 2017 года Дональд Трамп был вынужден его подписать, потому что поддержка закона и в Конгрессе, и в Сенате была столь подавляющей, что вето президента было бы тут же с новым скандалом преодолено. Но борьба не закончена.

И ответ Минфина, и конкретный вид «Кремлевского доклада» можно считать зеркалом этой борьбы. Ее промежуточный результат похож на «запуск дурочки», как говорил когда-то Аркадий Райкин. В том смысле, что требование закона соблюдено, и даже с перевыполнением, но такое усердие пока окончилось безрезультатно.

Есть и другие хорошие новости. Появление «Кремлевского доклада» его изготовители хотели приурочить к выборам российского президента. На самих выборах он, однако, заведомо никак не скажется, зато после мартовского волеизъявления правительство в соответствии с российской Конституцией будет обновлено. Возможно, произойдут перестановки и в кремлевской администрации. Конечно, при распределении портфелей «Кремлевский доклад» учитываться не может и не будет. Но нестыковки имен и должностей в этом списке все равно возникнут. Другими словами, всего через пару месяцев он устареет, у изготовителей санкций появится новая работа, и к чему она приведет — большой вопрос.

Еще одна хорошая новость. Практически одновременно с публикацией «Кремлевского доклада», которая, напомню, была заранее анонсирована в США, компания-оператор проекта «Северный поток-2» объявила о том, что получила разрешение на строительство в территориальных водах Германии морской части этого газопровода. «Данное разрешение — важный этап в комплексном процессе получения разрешений этого проекта» — таков комментарий компании-оператора Nord Stream 2. И это при том, что уже действующий пакет реальных американских санкций адресно направлен, в частности, против «Северного потока-2».

Конечно, авторы «Кремлевского доклада», как и доклада Минфина о российском госдолге и санкциях, отдают себе отчет в том, что так просто натянуть нос Конгрессу не удастся. Ставка делается на закрытую часть «Кремлевского списка», то есть война нервов уже объявлена, за ней может последовать новый виток войны персональных санкций. Но заминка налицо.

Можно ли ее использовать в интересах России? Нужно!

Первый вывод: антироссийские санкции разделили американский истеблишмент. И борьба по поводу санкций между исполнительной и законодательной ветвями власти уже на пользу России. На память приходит прогноз-мечта деда Щукаря из шолоховской «Поднятой целины»: «Образовалось у советской власти два крыла — правое и левое. Так, может, она снимется на этих крыльях и улетит от нас к едрене фене?» Этот прогноз далеко не сразу, но все-таки реализовался применительно к советской власти, почему ему не реализоваться и применительно к американским санкциям?

Второй вывод. Каким должен быть российский ответ? Сейчас как никогда важно не размахивать встречными угрозами, которые неизбежно ударят и по России, а настаивать на возможностях выйти из тупика. В конце концов, раз Китай и Индия — наши стратегические союзники, то почему бы не только ждать поддержки от них, но и чему-нибудь у них не поучиться? После событий на площади Тяньаньмэнь в 1989 году США объявляли санкции Китаю, ядерная программа Индии тоже приводила ее под санкции. Каким был ответ этих стран? Приоритетным стал курс на развитие и либерализацию экономики, а не ставка на идеологию осажденной крепости. Результаты себя оправдали: Китай обладает второй по масштабам экономикой мира, а Индия в этом году, по прогнозам, может обогнать Китай по темпам экономического роста. Такой опыт и надо использовать России.

Альтернативный конфронтационный, контрсанкционный курс бесперспективен: ресурсы нашей страны несопоставимо уступают ресурсам США и Запада в целом. Закрывать на это глаза недопустимо.

Главный ответ на санкции, таким образом, — не отказ от чьих-то помидоров, сыров или, скажем, от уплаты долгов тем, кто расширит антироссийские санкции. Увеличение негативного багажа — не выход. Сосредоточиться надо на достижении позитива в результатах экономики и внешней политики. Позитива, признаваемого не только московскими комментаторами, а мировым сообществом.

Третий вывод. В Вашингтоне много говорили о вмешательстве российских спецслужб в американские выборы, что создало почву для подготовки новых санкций. В этом смысле отсутствие новых санкций полностью соответствовало бы признанию сколько-нибудь заметного российского вмешательства в выборы американского президента.

18 марта состоятся выборы российского президента, к которым приурочен «Кремлевский доклад». Если уж так много связанного с санкциями крутится вокруг выборов, почему не поставить задачу покончить в новом российском политическом цикле с санкциями? Без активных действий с обеих сторон задачу не решить. Значит, до выборов, возможно, стоит взять паузу и не поддаваться на провокации. С тем, чтобы подготовить новые инициативы, способные указать санкциям путь «к едрене фене», которыми и начать послевыборный новый отсчет.

Получайте короткую вечернюю рассылку лучшего в «МК» — подпишитесь на наш Telegram.

Источник: mk.ru

Вам понравиться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *