Генеральный конструктор «Антонова» прокомментировал расшифровку «черных ящиков» Ан-148

Дмитрий Кива.

— Сейчас по катастрофе практически все ясно, — заявил Дмитрий Кива, общаясь по телефону. — На первый план вышел как раз тот момент, о котором вы меня спрашивали изначально – это подготовка пилотов, мысль про тренажерную подготовку экипажа, о которой вы меня спрашивали, была правильной.

И вот теперь мне уже сообщили официально, что запись разговоров экипажа в кабине подтверждает их недостаточную профессиональную квалификацию. Командир почти все время до этого летал вторым пилотом, а тот пилот, что был вторым, вообще имел малый налет, а до этого работал стюардом. Это многое объясняет.

Смотрите видео по теме:
«Момент крушения самолета Ан-148 попал на видео: виден огненный шлейф»

Ведь что там произошло? В кабине же горели лампочки, которые предупреждали, что обогрев ППД (приемников полного давления – «МК») не включен. И не включил их правый пилот. Но при этом и у левого пилота на табло надпись была квадратиками: включи обогрев ППД.

И у того лампочки горели, и у другого, но почему-то, читая контрольную карту, ни один из них на предупреждение не среагировал. А дальше – неправильные показания скорости.

Читайте материал по теме «Пилоты Ан-148 просто забыли включить приемники»

Но опять же — даже в этой ситуации: ты успокойся и разберись, каково положение машины в воздухе. А разобравшись, прими правильное решение. Но они только разгоняли самолет.

Я, конечно, не имею права никого обвинять – пусть в этом разбирается комиссия, но как конструктор скажу: этот самолет спроектирован в соответствии со всеми самыми последними нормативами и требованиями, и, если не совершать одного за другим нарушений, как это было в данном случае, то ничего бы с ним не случилось. Думаю, как ни горько это сознавать, главный вопрос — в подготовке пилотов…

А подготовка экипажа разбившегося Ан-148, как теперь выясняется, действительно вызывает массу вопросов. Особенно в том, что касается второго пилота 44-летнего Сергея Гамбаряна, который не имел даже профильного образования по специальности «пилот», а лишь окончил 10-месячные курсы переподготовки, до этого работая бортпроводником. Причем, переобучение он прошел не в государственной структуре, а в частной, у которой даже не было лицензии от «Росавиации».

В этой связи хотелось бы напомнить, что в последнее время буквально после каждой авиакатастрофы поднимается вопрос профессионализма и подготовки летного состава. В мае прошлого года «МК» писал о скандале, который взбудоражил Интернет. Его инициатором стала группа российских пилотов, обратившаяся в ICAO (Международную организации гражданской авиации) за защитой.

Летчики тогда обвинили «Росавиацию» в том, что ведомство, якобы, под предлогом борьбы за безопасность полетов, собирается лишить пилотских свидетельств почти 1000 летчиков, считая их сфальсифицированными.

Очень многие СМИ тогда встали на защиту летчиков, доказывая, что «Росавиация» таким решением преследует какие-то свои коммерческие интересы, а летчиков – людей героической профессии, романтиков неба, просто выкидывает за борт. Однако, когда «МК» начал разбираться в проблеме, оказалось, что не все так однозначно: и авиачиновники не такие уж корыстолюбцы, и летчики не такие уж романтики. Сегодня, в очеедной раз это подтверждается – после катастрофы Ан-148, в которой погиб 71 человек, на тот скандал смотришь уже совсем другими глазами

Тогда, в мае 2017 года, объясняя «МК» действия «Росавиации» по отъему летных свидетельств у «романтиков неба», советник главы ведомства Сергей Извольский подтвердил: действительно, в последние годы «более 400 свидетельств коммерческих и частных пилотов были аннулированы. И единственная причина тому — их неправомерное получение.

Прежде всего речь идет о нарушениях, которые были выявлены в ходе проверок. Летчики при получении свидетельств подавали фальсифицированные документы (медицинские справки о состоянии здоровья) либо подделывали налет. К примеру, фактически налетывали 20 часов, а остальные 80 дописывали, подкрепляя всеми необходимыми подписями и печатями».

Но главное, Извольский тогда рассказал, что «сейчас выявилась такая тенденция: некоторые летчики на основании получения свидетельств частных пилотов (подчеркиваю — частных) стали пытаться получить еще и свидетельство пилота коммерческой авиации».

Здесь следует пояснить: во всем мире сейчас у многих граждан в личном пользовании есть самолеты или вертолеты. Все они являются обладателями частного пилота, так называемые tpl (paylot licens), которые могут получить, закончив обучение в специализированных летных центрах. При этом если ты – частный пилот, тебе категорически запрещается летать в коммерческой авиации и даже использовать свой летательный аппарат для коммерческих целей – разного рода платных экскурсий, прогулок, не говоря уже о перевозке пассажиров.

У нас же в стране эти общепринятые мировые авиационные правила долгое время можно было обходить. И когда «Росавиация» после ряда катастроф 2013 года стала наводить порядок, в частности закрывать авиационные учебные центры (АУЦ), где были выявлены крупные нарушения в подготовке пилотов, в летной среде поднялся невероятный шум.

Тогда мне удалось переговорить на эту тему с главой «Росавиации» Александром Нерадько, который объяснил мне это так:

— В чем опасность этих летных учебных центров? Раньше в наставлении по производству полетов гражданской авиации — а это был основной документ — значилось, что командиром воздушного судна может быть только лицо, имеющее образование «пилот». Потом эта строчка была исключена из нормативных требований, благодаря лоббистским возможностям ряда высокопоставленных любителей авиации…

В результате оказалось, что теперь командиром воздушного судна, к примеру, «Боинг-747», или «Боинг-777» — то есть тяжелого самолета – может стать человек, не имеющий образования «пилот». Это может быть юрист, экономист, врач — кто угодно, кто закончил авиационный учебный центр и далее пошел по пути увеличения налета сначала на легких самолетах, потом на тяжелых.

Так вот, когда мы стали заниматься качеством подготовки в авиационных учебных центрах — а проверки проводились вместе с прокуратурой, Следственным комитетом – то обнаружили, что большая часть курсантов АУЦ там вообще не появлялись, а документы об их подготовке фальсифицированы. Они, конечно, представляли документы, что летали, но, когда мы брали планы полетов в Госкорпорации по организации воздушного движения, выяснялось, что никаких полетов там вообще не было. Ну скажите, куда уж дальше?

Сейчас, как пояснили в «Росавиации», осталось порядка 60 АУЦ, обучившись в которых, можно стать частным пилотом. «При этом (цитирую советника главы ведомства Сергея Извольского) ни один авиационный учебный центр не имеет утвержденной «Росавиацией» программы по обучению профессии «коммерческий пилот». Ее можно получить, только обучившись в государственных учебных заведениях. Это либо летные училища, где дается среднее специальное образование, либо высшие учебные заведения».

Но именно это и не устраивает многих из тех, кто хотел бы стать коммерческим пилотом побыстрее, не обременяя себя многолетним образованием. Они приводят в пример западный опыт, где эту профессию можно получить в частных коммерческих центрах.

Что ж, может, когда-нибудь такое будет и у нас. Но ведь, если вдуматься, что плохого в том, что государство, через свои официальные структуры, хочет взять ответственность за жизнь и безопасность своих граждан на себя, не желая отдавать ее на откуп коммерсантам?

Все тот же Сергей Извольский в прошлом году объяснял это в интервью «МК». Суть его мнения: дорогое оборудование для обучения коммерческих пилотов — современные тренажеры и самолеты — могут позволить себе только государственные учебные заведения. Но некоторые граждане, получив свидетельство частного пилота в АУЦ, потом учились на заочных отделениях университетов гражданской авиации по профилю летной эксплуатации (налет и практика на тренажерах на заочных отделениях практически не давались), и, кроме диплома о высшем образовании, делали попытки получить вдобавок свидетельства коммерческих пилотов. Им отказывали, они возмущались. Отсюда и появилась жалоба в ICAO.

…Кстати, ICAO, когда год назад наши пилоты устроили эту бучу, их не поддержала. Им ответили, что вопросы обучения пилотов — это компетенция авиационных властей государства и его представителя, в данном случае — «Росавиации».

Может, это и правильно? И не всегда в споре романтиков и прагматиков следует обязательно поддерживать романтиков? Только ведь и прагматики в отстаивании своей правоты, особенно там, где на кону стоят человеческие жизни, должны быть куда более убедительными и расторопными.

Как сейчас стало известно, прокуратура давно уже потребовала признать деятельность учебного заведения, где второй пилот Ан-148 переучивался из бортпроводников в летчики, незаконной. 12 января этого года суд удовлетворил это ходатайство. Возможно, если бы вслед за его решением были моментально аннулированы и свидетельства всех пилотов, обучавшихся в этой шарашке, пассажиры, летевшие 11 февраля в Орск, остались бы живы?

Читайте материал: Отец пилота Ан-148: «Версия о приемниках — полный бред»

Смотрите фоторепортаж по теме:

Лица жертв крушения Ан-148: фото из соцсетей, роковые совпадения

23 фото

Узнавайте первыми о происшествиях: подпишитесь на канал «Срочные новости» в Telegram.

Источник: mk.ru

Вам понравиться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *