«Нельзя исключать самого страшного»: что думают на Украине о крушении Ан-148

Кадр из видео.

Был взрыв. И дым большой

Из «Домодедово» в Орск самолет с бортовым номером RA-61704 вылетел в 14.21, с небольшим опозданием — из-за непогоды график уже давно не соблюдается (кстати, с утра самолет успел слетать в Саратов и обратно). Взлет проходил штатно, командиру экипажа разрешили набирать высоту. Но через 15 минут самолет исчез с экранов радаров.

При той плотности застройки, которая существует сейчас в окрестностях столицы, крушение лайнера легко может вызвать разрушения на земле. Но самолет, как и до этого рейсы «Дагестанских авиалиний» и авиакомпании «Пулково», упал в стороне от жилых домов.

— Я как раз вышла из дома в момент катастрофы. И вдруг услышала в небе грохот. Подняла глаза — небо красное, даже сквозь метель было видно. Жутко было.

Девочка лет 13 поеживается от страха.

— Мы услышали взрыв, когда сидели дома. Дом сотрясло… хорошо так. Выбежали на улицу. Увидели дым большой. Но валил снег, так что толком мы ничего не увидели.

Другая местная жительница увидела чуть больше:

— Он падал и крутился. Падал и крутился. Очень страшное зрелище. Но мы видели только самолет, вертолета не видели.

Первая информация — разбился самолет почтовой службы. Вторая — рейсовый самолет столкнулся с почтовым вертолетом. Возможно, это связано с находкой на месте крушения: множество писем среди обломков. Но, скорее всего, корреспонденция находилась на борту Ан-148.

Работы на месте трагедии были сильно затруднены: к вечеру снег усилился. Было очевидно, что сбор и исследование обломков затянется до понедельника.

Самолет трудной судьбы

Ан-148 — машина трудной судьбы. А все потому, что создавался он в одном из лучших, еще советских КБ «Антонова» в Киеве, а строился в России. Происходило это в то самое время, когда отношения между странами были уже не самыми лучшими. Оборонка и наши общие самолета — это было той самой тонкой нитью, что еще удерживало нас вместе.

Что только ни придумывали люди на Украине и в России, тогда еще вместе строившие самолеты, чтобы эти машины могли появиться на свет! Как только они ни выкручивались, стараясь увернуться от тупых ударов политиков!

Я помню, как стоя на взлетной полосе авиазавода в Воронеже, куда Ан-148 прилетел впервые, директор авиазавода рассказывал мне, как трудно было договориться с авиачиновниками о разделе собственности на этот проект между Россией и Украиной, чтобы его можно было производить и там, и там. Он с гордостью говорил, что теперь 100% собственности на него принадлежит России и столько же Украине. А это значит, что мы можем сами строить этот самолет и не зависеть от причуд украинских чинуш.

В результате так все и было. В Воронеже в 2003 году начали подготовку к серийному производству. Первый самолет российской сборки подняли в небо в 2009 году в июле и уже в декабре 2009 АН-148 отработал свой первый коммерческий рейс Москва- Санкт-Петербург и обратно. Я летела на этом рейсе и помню удивление первых пассажиров, видевших чистенький уютный салон, полный журналистов. Впечатления от первого полета были самыми хорошими.

А как иначе? Ведь эта машина проектировалась по самым современным требованиям. Его конструкторские особенности – аэродинамическая схема свободнонесущего высокоплана с новым крылом умеренной стреловидности. Двигатели расположены высоко от земли, что позволяет повысить защиту двигателя и крыла от повреждений посторонними предметами при взлете, а значит увеличивает безопасность при использовании самолета на галечных, грунтовых, даже ледовых и заснеженных ВПП. Фактически эта машина имеет возможность взлетать и садиться на любых аэродромах, то есть она имеет большой уровень надежности в эксплуатации.

Причем, при создании Ан-148 учитывалась и то, что в современном мире участились случаи авиатерроризма и случаи угона самолетов. Поэтому конструкторы предусмотрели и разработали целый комплекс мер для обеспечения авиационной безопасности. На самолет АН-148 установлены пуленепробиваемые двери для экипажа воздушного судна, при этом для связи экипажа с бортпроводниками оборудовали устройства радио и видео связи. Для наблюдения за состоянием безопасности в салоне тоже установлены видеокамеры. В кабине экипажа отведено специальное место для хранения оружия и боеприпасов. В самолете предусмотрены замаскированные подходы и противоугонные устройства. Для блокирования подозрительных устройств, найденных на борту самолета, устроено специальное место.

Читайте материал: «Шапка как у гриба»: очевидцы рассказали о взрыве при крушении Ан-148

Однако полной защиты все равно, как говорят, не существует. Во всяком случае, что касается именно этого рейса, то ряд знакомых пилотов все же не исключают возможности взрыва на борту. Один из действующих летчиков, рассказал «МК» следующее:

Уже обнаруживается очень много странных фактов. Во-первых, говорят, что экипаж на связь не выходил, а очевидцы утверждают, что видели падающий горящий самолет, что вполне может означать взрыв.

Во-вторых, к моменту падения самолет должен был быть приблизительно на высоте одного километра и уже несколько раз выйти на связь на разных частотах и с разными диспетчерами. Однако, по предварительным данным, ничего этого не было.

В-третьих, судя по кадрам с места трагедии, куски самолета разбросаны в разных местах. А когда самолет падает сам, такого не происходит, обломки лежат, как правило, в одном месте. Этом может означать, что разрушение конструкции произошло в воздухе, а не вовремя удара о землю, что также косвенно указывает на возможность взрыва на борту.

Масло? Шасси? Взрыв?

Однако есть и другая версия. Она касается проведения внеплановой проверки Управлением государственного авиационного надзора и надзора за обеспечением транспортной безопасности по Приволжскому федеральному округу Федеральной службы по надзору в сфере транспорта предприятия — владельца этого самолета (документ имеется в распоряжении «МК»).

В информации о проверке указан ряд недочетов, связанных с нарушением авиационных правил и эксплуатации судна. Но их скорее можно назвать незначительными.

В частности там предъявляются претензии к «форме и порядку выдачи документа, подтверждающего соответствие юридических лиц, индивидуальных предпринимателей, осуществляющих техническое обслуживание гражданских воздушных судов»… Там, «не отражён порядок оформления талона годности, как того требуют Федеральные авиационные правила. Отсутствует утверждённая форма талона годности»…

Смотрите фоторепортаж по теме:

Обломки Ан-148 разметало на километр: кадры с места крушения

13 фото

Кроме того, «выявлен факт нарушения периодичности замены масла в редукторах и промывки фильтра воздушного стартера СВ-36-1 на воздушном судне Ан-148-100В № RA-61704. Периодичность замены масла и промывки фильтра в соответствии с программой технического обслуживания должна составлять 375 летных часов. Данная форма проводится с периодичностью 750 часов».

Однако замечания, выявленные в ходе этой проверки, вряд ли можно отнести к таким, которые могли бы повлиять на безопасность полетов А-148, так как в них в основновном говорится: «не оформлена производственная и пономерная документация», «не составлен акт», «не внесена запись в формуляры двигателей по результатам выполнения работ»… Все это, безусловно, нарушения, но они никак не могут стать причиной катастрофы.

Также в распоряжение «МК» попал перечень мелких неполадок, возникавших на этом судне. Он впечатляет. Вот лишь несколько выдержек.

28 июня 2010 года. При полете из Петербурга в Москву произошел отказ генератора правого двигателя. Экипаж выполнил возврат на аэродром вылета. Причина — недостатки конструкции изделия в эксплуатации.

16 августа 2010 года При полете из Петербурга в Москву не убрались все стойки шасси, после выработки топлива посадка в а/п Пулково благополучно.

20 ноября 2010 года. При полете из Петербурга в Архангельск при выруливании со стоянки в а/п Пулково произошёл отказ управления передней стойки шасси.

15 декабря 2010 года. При полете из Калининграда в Петербург при заходе на посадку в автоматическом режиме, на высоте 500 метров произошло самопроизвольное увеличение тяги двигателей, что повлекло за собой уход на второй круг.

И так далее. И тому подобное. Но если о «причастности» шасси к крушению лайнера говорить не приходится, то частые отказы двигателей наводят на размышления.

Опять же нельзя не вспомнить предыдущую катастрофу самолета Ан-148 7 лет назад в Белгородской области. Тогда машину погубили летчики из Мьянмы, проводившие испытательный полет. Но обстоятельства очень похожи: тоже 10-15 минут после взлета, отказ одного двигателя, разрушение машины в воздухе. Выяснилось, что пилоты непреднамеренно резко увеличили скорость (аж на 110 километров в час), и попросту загнали «Ан». Могло ли с учетом метели и ветра произойти нечто подобное вчера в Подмосковье?

Нам удалось связаться со своими знакомыми специалистами из бывшего киевского КБ «Анотов» и побеседовать с ними (их фамилий по понятным причинам не называю).

Эту трагедию мы воспринимаем как собственную, рассматривая катастрофу Ан-148 как потерю собственного ребенка. Пока трудно сказать точно, что могло произойти, но если самолет пропал с радаров через 7 минут, то это уже не момент взлета — критичный момент для любого самолета, — а это уже был момент набора высоты. И если, как утверждают, самолет именно пропал с радаров, то есть быстро и сразу, то нельзя исключать и самого страшного — взрыва. Если бы самолет начал падать с такой высоты, летчики наверняка успели бы что-то сказать диспетчерам. Мы сами размышляем над этим… Сейчас обвинять или самолет, или летчиков невозможно… Если это просто отказ чего-то, он не мог привести к катастрофе.

Смотрите видео по теме:
«Появилось видео с места крушения Ан-148 «Саратовских авиалиний» в Подмосковье»

За событиями следите с нашей онлайн-трансляцией

Читайте материал: Ан-148 разбился как и восемь лет назад: слишком быстро летел

Узнавайте первыми о происшествиях: подпишитесь на канал «Срочные новости» в Telegram.

Источник: mk.ru

Вам понравиться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *