Главные фанаты России из городов ЧМ-2018 раскрыли свои секреты

«Фартовый» Воробьев                        

Северную столицу представит страстный поклонник петербургского «Зенита» пилот Владимир Воробьев, про которого говорят «родился с крыльями». В 1976 году он начал летать на Ан-2, который прозвали в народе «Аннушкой». Потом освоил Ил-14, Ту-154, а теперь является командиром и пилотом-инструктором Аэробуса-320. За плечами Владимира Воробьева 42 года летного стажа, 22 тысячи часов налета. И вот уже 20 лет он перевозит свою любимую футбольную команду «Зенит» по всему миру.

Владимир Воробьев сибиряк, родился в Канске, что в Красноярском крае. На его долю выпало непростое детство.

— У нас в семье было семеро детей, я как раз посередине, четвертый по счету, — рассказывает Владимир. — Отец трагически погиб, мама нас поднимала одна. Практически все десять лет мы учились в интернате.

— Стать летчиком мечтали с детства?

— В нашем маленьком сибирском городе было три аэродрома: гражданский и два военных. Также в Канске располагалась школа по подготовке младших авиационных специалистов. Однажды к нам на урок пришел муж классной руководительницы, который летал на Ан-2. Он так захватывающе рассказывал о полетах на «кукурузнике», что я решил идти не в военную, а в гражданскую авиацию.

После окончания школы подал документы в ближайшее к дому Омское летно-техническое училище гражданской авиации. Был крепким, медкомиссию прошел без проблем. Набрал необходимые 12 баллов и стал курсантом.

— Вспомните свой первый самостоятельный полет.

— Это было 7 августа 1975 года. Инструктора рядом не было. В кабине со мной сидел такой же 18-летний пацан. Мы два часа летели по маршруту, вели навигацию, ориентировку, следили за параметрами, отслеживали работу двигателя. Говорят, что человек взрослеет скачками. Это был один из таких скачков. Друг, что сидел тогда со мной в кабине, летает сейчас в Перми, но уже собирается списываться.

— Куда попали служить после окончания летного училища?

—После окончания училища я попросился на работу в родной Канск. Нужно было помогать маме управляться с младшими братьями.

На третьем курсе, во время сессии, познакомился со своей будущей женой. Тогда же, в 1980-м, впервые попал на большой футбол. Начал болеть за «Зенит». Команда как раз стала бронзовым призером чемпионата СССР.

Но особенно запомнился мне матч, который состоялся 24 ноября 1984 года. «Зенит» играл с харьковским «Металлистом». И впервые сине-бело-голубые стали чемпионами! Счет был 4:1. Как мы ликовали! Команда Павла Садырина тогда почти полностью состояла из воспитанников ленинградского футбола. Я до сих пор помню, что голы забили Ларионов, Желудков и дважды Дмитриев.

Все эти годы я продолжал следить за игрой «Зенита». После шести лет работы мне удалось перевестись из Керчи в Ленинград. Я пересел на Ту-154. С 19 мая 1987 года и по сей день работаю в «Пулково», уже 32 года. Когда пришли Аэробусы, пять отобранных экипажей отправили на переподготовку. Вторым пилотом на Аэробусе-320 я не летал — сразу сел в кресло командира воздушного судна.

— Как стали перевозить «Зенит»?

— Во времена Советского Союза «Зенит» летал в основном на Ту-134. Этот самолет был экономичным. В салоне могли разместиться 80 человек. Но команда вместе с тренерами, врачами, массажистами и прессой, как правило, занимала около 50 мест. Я летал на Ту-154, и когда летчики везли на Ту-134 «Зенит», мы им завидовали белой завистью. Тогда ведь было так: прилетаешь в определенный город, вместе с командой идешь в гостиницу, на следующий день можно было сходить на матч, а потом вместе с «Зенитом» вернуться домой. Все это время самолет стоял в аэропорту. В советское время деньги считали, но не так скрупулезно, как сейчас.

Когда команда отправлялась в дальнюю точку, куда Ту-134 не долетал, «Зенит» арендовал Ту-154. Тут уже я начал проявлять инициативу. Первый раз перевез команду, второй… Потом «Зенит» стал выходить на европейский уровень. Помню, как в 2002 году полетели в Цюрих на матч с «Грассхоппером». Удалось сходить и на матч, и на тренировку, и на экскурсию. В таких поездках чувствовали единение с командой. Также это давало возможность приземлиться на незнакомый ранее аэродром, увидеть другую страну. Во многие города, как, например, в австрийский Линц, регулярных рейсов не было. Также мы летали с «Зенитом» во Францию, Грецию… Помню, молодые Аршавин и Кержаков мне на газетке еще ученическим почерком писали автографы.

— Теперь спортсмены и болельщики вас чуть ли не талисманом клуба считают.

— Получилось, что как-то раз полетели — «Зенит» выиграл, второй раз — опять удача. Стали говорить: «С Воробьевым везет». За мной закрепилась репутация «фартового». Теперь уже сложилась традиция. На первый матч сезона я стараюсь повезти «Зенит» сам, чтобы удача сопутствовала команде во всех остальных играх.

— С игроками общаетесь?

— Я с ними в хороших отношениях, но без панибратства. Все меня знают, при встрече мы здороваемся. Меня приглашали на закрытую тренировку. У меня остались на память забавные фотографии. Например, мне удалось снять, как семья бразильского футболиста Халка с детьми играет против семьи итальянца Доменико Кришито.

— В салон выходите или ограничиваетесь сообщениями по громкой связи?

— По громкой связи звучит традиционное приветствие. Обычно мы рассказываем пассажирам, какие города пролетаем, на какой высоте летим. Но когда везем футбольную команду, у нас договоренность — не беспокоить лишний раз игроков. Они настроены на игру. Могу кратко пожелать удачи, хорошего времяпрепровождения в стране, где проходит игра. А победы или хорошей игры мы традиционно никогда не желаем.

С годами меняются и отношения. Лет 20 назад они были более демократичными. Я мог выйти в салон, поговорить с тренером, игроками. И сейчас, конечно, могу, но это общение уже нежелательно. Это прописано в одном из пунктов договора.

Я команду просто встречаю у трапа, кому-то пожимаю руку, с кем-то мы обнимаемся. А после игры уже можно пожелать что-то каждому игроку. Или кого-то отметить. У игроков обычно бывает ровное настроение, но случается, что прямо молнии летают. Тут еще тренер сидит, недовольный результатом. Стараешься сделать свою работу и просто попрощаться.

— Кто из наставников «Зенита» запомнился больше всего?

— У итальянского тренера Роберто Манчини, кто возглавлял «Зенит» с июня 2017-го по май 2018-го, не получилось удачного сотрудничества с командой. Но он всегда был очень приветлив. Чех Властимил Петржела, при котором команда в 2003 году стала обладателем кубка премьер-лиги и серебряным призером чемпионата России, был очень веселый. Нидерландский футбольный тренер Дик Адвокат был серьезный и сосредоточенный. Боинг-737, который в то время арендовала команда, сломался. И он очень боялся лететь на Ту-154. Видимо, Дику Адвокату что-то наговорили про нашу отечественную технику. Когда мы прилетели из Питера в Краснодар, я все-таки не удержался и спросил: «Мистер, как вам полет?» Он сказал: «Супер». Когда у нас возникла проблема с размещением, он решил ее в течение пяти минут.

— Когда в сентябре 2011 года под Ярославлем разбился Як-42 с хоккейной командой «Локомотив», у футболистов не было психологического барьера? Они не боялись летать?

— Катастрофа случилась в сентябре, сезон продолжался. Конечно, напряжение чувствовалось. Во время полета я несколько раз старался выйти в салон, чтобы своим видом показать, что у нас все прекрасно. Говорил, что скоро посадка, погода отличная.

— Болельщиков доводилось перевозить?

— Некоторое время возил болельщиков. Обычно второй рейс был чартерный. Всякое за это время случалось, однажды даже хотели сесть по пути, но ничего, разобрались. Бывало, что сам летал на выездные матчи как болельщик.

Домашние матчи вообще стараюсь не пропускать. Покупаю абонемент. В секторе справа от меня сидит Сергей Григорьевич Мигицко, сзади — Игорь Скляр. А вот заядлого болельщика Михаила Боярского на новом стадионе я пока не видел. Последний раз мы встречались, когда он вручал мне паспорт болельщика за номером один.

— Что-то из памятной атрибутики берете с собой на стадион?

— На важные матчи надеваю любимый шелковый шарфик, где изображена «русская шестерка»: Родимов, Малафеев, Кержаков, Аршавин, Быстров и Денисов. А посередине — тренер Петржела. В Австрии у меня пытались этот шарф отобрать, но я его отстоял. Уже раз сорок мне предлагали его обменять или продать. Я ни в какую. Это уже реликвия, с шарфиком у меня связано много эмоций и переживаний.

Есть вымпел «Зенита», который я свозил на Эльбрус. В 2015 году команда пилотов, в честь 70-летия Победы, решила подняться на Эльбрус. В ночь с 9 на 10 мая отправились покорять вершину. Я поднялся на высоту 4300 метров. В специальной амуниции и «кошках» двигаться было тяжеловато. Передал символ клуба коллегам, они подняли его на вершину. Потом я подарил этот вымпел клубу.

— Со спортом дружите?

— В школьные годы активно занимался акробатикой, играл за школу в футбол и волейбол. Потом увлекся большим теннисом и горными лыжами. По сей день постоянно бываю на корте, стараюсь выехать в горы. По работе, как инструктор, я часто бываю в Дюссельдорфе, провожу там тренажерную подготовку. Немцы меня там приняли в свой клуб «60+». Я играю с ними в теннис.

— Близкие разделяют ваше увлечение футболом?

— Когда начинал еще ходить на стадион, жена иной раз выражала обеспокоенность. Потом все стали болельщиками: и она сама, и сын, и невестка, а теперь еще и внук.

— Все суперболельщики получили по два билета на первый матч ЧМ-2018 в своем городе из рук футбольных легенд FIFA. Кто вам вручил сертификат?

— Бразильский футболист, двукратный чемпион мира Кафу. Он первый и пока единственный футболист, сыгравший в трех финальных матчах чемпионатов мира подряд: в 1994, 1998 и 2002 годах. Билеты на матч он мне вручил 30 ноября, перед финальной жеребьевкой ЧМ-2018. Кто будет играть, мы узнали на следующий день после жеребьевки. 15 июня в Санкт-Петербурге встретятся сборные Марокко и Ирана. Я работал в Иране. Это удивительная страна. Сборная Ирана прилетела на чемпионат одной из первых. Сейчас они готовятся на базе «Локомотива» в Баковке, в Подмосковье. Я думаю, что они здесь всем покажут! Чего стоит один форвард Сердар Азмун!

— Чего ждете от предстоящего чемпионата мира по футболу?

— Хочется верить, что сборная России все-таки выйдет из группы. А дальше — посмотрим! 19 июня в Санкт-Петербурге наша сборная будет играть с Египтом. Думаю, что это будет переломным моментом. В любом случае, предстоят захватывающие игры. Это будет настоящий спортивный праздник. Мы в свою очередь будем рады встретить гостей-болельщиков со всего мира. Покажем наш прекрасный город, а также как в России любят футбол.

«В дикторской под столом перебираю ногами. Вместе с игроками иду в атаку»

Волгоград представит почетный болельщик — 71-летняя Ольга Парамонова. Уже 25 лет она является бессменным диктором на стадионе и страстным болельщиком футбольного клуба «Ротор».

— В свое время я окончила театральную студию при Волгоградском драматическом театре. Но, окунувшись в театральный мир, где царили сплетни и интриги, я поняла: это не мое, — рассказывает Ольга Васильевна. — В старших классах я ходила на занятия в ДОСААФ, успешно окончила радиошколу. Когда в 1969 году ушла из театра, узнала, что на стадион требуется радист. В технической службе был чисто мужской коллектив, там могли приложить крепким словцом, и в первое время мне, девочке из интеллигентной семьи, было ох как непросто. Но мы нашли общий язык, они при мне старались не выражаться. Если у кого-то вырывалось матерное словечко, он говорил: «Оля, переходи на второй канал…» Ко мне относились очень бережно, никому не давали меня в обиду. Я работала и одновременно училась в техникуме. Получила специальность техника-радиомеханика.

— Когда попробовали себя в роли диктора?

— У нас были прекрасные профессиональные дикторы с телевидения: Виктория Тагиева, Клим Коняхин. Из радиокомитета приходила Вера Корчагина. Мой голос на стадионе тоже знали, я говорила по микрофону, когда проверяла и настраивала оборудование. Уже тогда многие замечали: «Ольга Васильевна, вы хорошо звучите». Спасибо театральной студии: поставили голос! Случалось, что все дикторы были заняты в передачах на телевидении, не могли присутствовать на стадионе, и я их заменяла.

В 1990 году президентом футбольного клуба «Ротор» стал Владимир Горюнов. Он сразу сказал: «Я тебя слышал, больше никого менять не будешь». Так я стала постоянным диктором. Начала работать на всех футбольных матчах, которые проходили на Центральном стадионе.

В освоении новой профессии мне здорово помог Михаил Романович Пинхасик — большой умница, очень эрудированный человек, который ранее возглавлял радиокомитет, а после перестройки стал в «Роторе» пресс-атташе. Его я считаю своим учителем.

Я по натуре очень эмоциональный человек. И когда наша команда забивала гол, остаться бесстрастной не могла. Буквально кричала в микрофон…

— За искренние эмоции вас наверняка и полюбили зрители!

— Помню, был Кубок УЕФА. Диктора прислали из Москвы. У него был великолепный бархатный баритон, прекрасная дикция. Но текст читал он очень монотонно, бездушно. Это было 9 мая — перед матчем надо было объявлять минуту молчания. Это сообщение должно было отражать всю людскую боль и память. Читать его надо было так, чтобы у людей мурашки пошли по коже. Он же текст просто пробубнил. Потом мне рассказывали, что на трибунах были слышны возгласы: «Разве так можно не уважать людей?!», «Да, это вам не Ольга Васильевна…»

— Любовь к футболу помогала в работе?

— Я стала заядлой болельщицей. За «Ротор» на каждом матче болела всей душой. Какая отличная у нас была команда в 90-х! Ее называли «грозой авторитетов». Чего стоило одно трио в нападении: Олег Веретенников, Валера Есипов и Володя Нидергаус! Помню, однажды поймала себя на том, что, когда ребята шли в атаку, я в дикторской под столом начинала интенсивно перебирать ногами. Вместе с ребятами шла в нападение!

— Какой из матчей запомнился больше всего?

— В 1997 году на чемпионате России «Ротор» играл за «золото» со «Спартаком». В первом тайме наша команда была просто великолепной — у всех появилась надежда, что мы возьмем первое место. Но во втором тайме случился провал — никто не понял, что случилось с «Ротором»… Выиграл «Спартак». Это был траур для всего города.

— Вы уже вошли в историю. Закрывали в 2014-м старый, Центральный стадион и в 2018-м открывали новый — «Волгоград Арену»…

— На память о старом стадионе мне остался котенок, которого я назвала Белкой. Это был последний усатый-полосатый, которого подкинули на Центральный стадион. Сейчас кошке 4 года. Так теперь и живу — с Белкой и «Ротором». Я верю, что наша команда обязательно вернется в высшую лигу!

Волгоград — футбольный город. У нас замечательные фанаты и болельщики, которые разбираются в футболе. Случается, что и соперников награждают аплодисментами за красивую игру.

— Как узнали, что вы стали суперболельщиком и будете на ЧМ-2018 представлять Волгоград?

— Я была на даче, сгребала листву, когда позвонил офицер по безопасности и сказал: «Ольга Васильевна, поздравляю! Вас выбрали почетным болельщиком. Вы телефон далеко не убирайте, вам сейчас будут звонить из оргкомитета». Я стою, прислонилась к дереву, не могу пошевелиться. Такое действительно случается один раз в жизни!

— Вам вдвойне повезло. 18 июня в Волгограде сборная Англии сыграет со сборной Туниса. Именно на этот матч как суперболельщик вы получили два билета?

— Сертификат на право посетить этот матч мне вручил замечательный футболист и тренер Никита Симонян. Забив 160 голов, он стал лучшим бомбардиром в истории московского «Спартака». На встречу Англии с Тунисом я пойду со своим сыном Виктором. Он работает архитектором в крупной строительной компании. И специально приедет на матч из Москвы.

— О чем мечтаете?

— Уже много лет я собираю программки с матчей «Ротора», в коллекции также значки и фирменные шарфы. Мне очень хочется создать музей нашей замечательной футбольной команды.

Охотник за адреналином

Ростов-на-Дону назвал своим суперболельщиком 55-летнего Сергея Копина. В городе-миллионнике его знают как вокалиста рок-группы, поэта Льва Красоткина, кто уже много лет пишет стихи о любимом футбольном клубе «Ростов». Его стаж болельщика — 38 лет. Он продолжал следовать за командой на все выездные матчи, даже когда она вылетела в первый дивизион.

А началось все в жизни у Сергея Копина с военной стези.

— Я закончил Военный институт ракетных войск стратегического назначения в Ростове-на-Дону. Послужив, поступил в аспирантуру, защитил диссертацию и стал преподавать конструкцию стратегических ракет, — рассказывает Сергей. — Тут грянула перестройка. В 1991-м я ушел в отставку и занялся бизнесом. Сейчас у меня строительная фирма, мы строим объекты промышленного назначения: котельные, маслозаводы…

— Когда «заболели» футболом?

— Еще в подростковом возрасте. Как-то наблюдал, как старшие товарищи с азартом болели за ереванский «Арарат», который в Кубке кубков играл с английским «Вест Хэм Юнайтед». Это было в октябре 1975-го. Матч проходил на стадионе «Раздан» в Ереване. Гости вели со счетом 1:0. Я тогда мало что понимал в футболе. Но вдруг увидел, как вратарь «Вест Хэма» взял мяч под мышку и несколько картинно начал прохаживаться с ним по штрафной. Армянский форвард подбежал к вратарю, выбил у него из рук мяч головой. И в падении повторным ударом головы затолкал мяч в ворота. Этот курьезный гол я запомнил на всю жизнь. А после того матча начал интересоваться футболом.

И в 1978 году, когда чемпионат мира по футболу проходил в Аргентине, я уже с большим интересом наблюдал за игрой сборных. Особенно меня впечатлила команда Аргентины, которая стала чемпионом мира. Я стал ее страстным поклонником. Болею за эту сборную и по сей день.

С 1987 года я стал ходить на матчи нашей местной футбольной команды «Ростсельмаш». Теперь это футбольный клуб «Ростов». За эти годы было много знаковых матчей. Например, когда в 1999 году в Кубке Интертото «Ростсельмаш» принимал на своем поле итальянский «Ювентус». Наша команда проиграла тогда с разромным счетом 0:4, но невозможно описать те чувства, которые мы испытывали, сидя на трибунах. Никогда еще в наш южный город не приезжала команда уровня «Ювентуса». Это была настоящая бомба! Газеты потом писали: они прилетели к нам с Луны… О Ростове-на-Дону узнала вся футбольная Европа.

— Благодаря вам у ФК «Ростов» появился личный поэт?

— Как-то само собой получилось, что я стал писать стихи о футбольном клубе «Ростов». Все значимые события отражал в рифмованных строчках. Писал от души, не думая о последствиях. А они оказались грандиозными! По итогам 2016 года клуб назвал меня «болельщиком года». И в течение всего следующего года на все матчи, включая встречи в еврокубках, я ходил бесплатно. Клуб выдавал мне билеты.

— Сами занимаетесь спортом?

— Я действующий спортсмен. В сентябре прошлого года на чемпионате России по пляжному волейболу среди ветеранов мы завоевали бронзовые медали. Я родственникам своим сразу сказал: «Если речь идет о спорте, никаких «но» быть не должно». Вот и с единомышленниками мы долго продвигали идею возведения в Ростове-на-Дону Центра пляжных видов спорта. Деньги из бюджета были выделены. Сейчас комплекс строится на левом берегу Дона.

— Похоже, Сергей, вы просто притягиваете знаменитостей и знаменательные события. Вот и символические билеты вам на первый матч ЧМ-2018 в Ростове-на-Дону вручил футболист-легенда Карлес Пуйоль — символ эпохи великой «Барселоны» и сборной Испании…

— Да, это один из лучших защитников в истории мирового футбола. За «Барселону» он сыграл 593 матча. Удивительно: когда Карлес Пуйоль был на поле, мне он казался высоченным и здоровенным. А когда оказался рядом, я понял, что он мне ростом по брови.

Я на публичные мероприятия всегда стараюсь надеть клубную майку и шарф, чтобы представить наш футбольный клуб «Ростов». Вот и на финальную жеребьевку ЧМ-2018 собирался также экипироваться. Но, оказывается, дресс-код FIFA такую форму одежды не допускает. Охранники запретили мне даже надеть фирменный шарф. Но зато со жребием нам повезло. 17 июня в Ростове-на-Дону сборная Бразилии сыграет против сборной Швейцарии. Когда стали известны результаты жеребьевки и мы пошли к стендам своих городов, меня чуть не сбили с ног. Добрая половина всей пишущей и снимающей братии рванула именно к нашему стенду. Как же, сборная Бразилии, пентакампеоны, свой первый матч проведет на Дону! За пару минут у нас выгребли все материалы по Ростову-на-Дону, которые мы привезли с собой.

На этот матч я пойду со своим товарищей, уральцем, с ним мы в свое время служили. Чемпионат мира по футболу — это еще и повод встретиться со старым другом. От состязаний я жду потрясающих эмоций. Я спортсмен, а мы все — охотники за адреналином. Не каждому может выпасть чемпионат мира в родном городе. А нам сказочно повезло!

В ближайших номерах «МК» планирует рассказать об остальных суперболельщиках, кто представляет 11 городов-участников ЧМ-2018.

Читайте наши новости первыми — добавьте «МК» в любимые источники.

Источник: mk.ru

Вам понравиться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *