Журналисты и родственники подсудимых у зала суда

Московский окружной военный суд, во вторник, 25 февраля, должен был вернуться к делу петербургских фигурантов резонансного дела «Сети». Дело против Виктора Филинкова и Юлия Бояршинова рассматривается на выездных заседаниях в 224-м гарнизонном военном суде Петербурга. Следствие считает, что «Сеть» — это террористическое сообщество анархистского толка, участники которого планировали вооруженный госпереворот. Областной суд Пензы 10 февраля уже приговорил фигурантов из этого города к реальным срокам лишения свободы от 6 до 18 лет.

Последнее заседание по петербургской части дела «Сети» прошло в июне 2019 года. На нем суд решил отправить так называемый «свод» (иначе — устав) «Сети» на экспертизу. В разговоре с DW адвокат Виктора Филинкова Виталий Черкасов предполагал, что продолжительный перерыв может быть связан с желанием московских судей дождаться приговора в Пензе — и в той или иной форме повторить его.

Заседание во вторник было запланировано на 15.00, Филинкова и Бояршинова доставили в суд около 13.00, примерно в это же время к суду стали подтягиваться первые активисты и журналисты. Поддержать анархистов пришли также лидер движения «За права человека» Лев Пономарев, уполномоченный по правам человека в Петербурге Александр Шишлов и родители подсудимых.

Сначала собравшихся предупредили, что заседание начнется на два часа позже — якобы судьи задерживаются на пути из Москвы. Приставы предложили всем разойтись и прийти к назначенному времени, но никто не послушался. В ожидании судей толпа выкрикивала «Запускай!» и «Свободу политзаключенным!».

Подсудимые просят не пускать на процесс НТВ

Во вторник публичный процесс так и не начался. Московские судьи зашли в здание в сопровождении конвоя только в 18.00 — это официальное окончание рабочего дня судов. Активисты проводили их в зал криками «Свободу политзаключенным». Как объяснил адвокат Виталий Черкасов, заседание состоялось только технически, а по существу начнется в среду.

Это связано с тем, что судьи опоздали, а сами фигуранты попросили суд провести предварительный отбор журналистов, которые могут присутствовать на заседании. «Виктор и Юлий высказали желание, чтобы в первую очередь присутствовали журналисты либерального пула и просили не пускать в зал представителей НТВ», — объяснил Черкасов. Судьи решили, что селекция может занять много времени, поэтому и отложили заседание.

Разная реакция на расследование «Медузы»

Многие из пришедших на заседание слушателей во вторник обсуждали расследование «Медузы». На прошлой неделе издание опубликовало статью, в которой, со ссылкой на материалы дела «Сети», предположило, что некоторые из пензенских фигурантов могли быть причастны к торговле наркотиками. Кроме того, журналисты привели слова товарища фигурантов «Сети» Алексея Полтавца. Он заявил, что он и еще несколько осужденных пензенцев причастны к убийству своих друзей — Артема Дорофеева и Кати Левченко.

Николай Бояршинов, отец Юлия Бояршинова

Статья вызвала шквал критики в активистской среде и журналистском сообществе. Адвокаты некоторых фигурантов дела заявили, что источник расследования «Медузы» — «провокатор силовиков». Отец Юлия Бояршинова Николай в разговоре с DW тоже назвал расследование неубедительным. «От «Медузы» никто такого не ожидал, там нет никаких доказательств, — заявил он. — Очень похоже на то, что обычно рассказывают по федеральным каналам».

Адвокат Виктора Филинкова Виталий Черкасов отреагировал на публикацию более сдержанно. «Виктор сказал, что этого следовало ожидать и когда-нибудь эта информация все равно бы всплыла, — рассказал Черкасов. — Мы объяснили ему реакцию общества — что нельзя связывать эти события. Если есть основания, пусть проводится расследование. Мой подзащитный и другие фигуранты питерского дела никаким образом не упоминаются в статье «Медузы», поэтому нам в этой части проще».

Пытки вылились в посттравматический синдром

Как и осужденные в Пензе, Виктор Филинков утверждает, что признательные показания из него выбивали пытками. IT-специалист утверждает, что сотрудники ФСБ избивали его использовали электрошокер. Защита Юлия Бояршинова настаивает на том, что молодого человека содержали в пыточных условиях СИЗО №6 — Горелово. Этот изолятор считается едва ли не худшим в Петербурге. Число заключенных в камерах СИЗО сильно превышает допустимое, а к «наведению порядка» администрация привлекает так называемый «актив» — группу заключенных, которые жесткими методами выполняют указания руководства в отношении сокамерников.

«На первом свидании Виктор сказал мне: «Мама, меня пытали», — говорит мама Виктора Филинкова Наталья. — И до сих пор, когда он говорит о пытках или я читаю о пытках, мне это очень тяжело переносить, это очень больной вопрос. Хочу, чтобы вопрос пыток как-то поднялся..»

Последствия пыток Филинков продолжает испытывать до сих пор, говорит Виталий Черкасов. «Врач сказал руководству СИЗО №3 о том, что Филинкову рекомендуется госпитализация в больницу им. Гааза в связи с обострением посттравматического синдрома, — рассказал адвокат. — Это происходит спустя два года после его силового задержания. Этот синдром стал проявляться чаще и сложнее».

Источник: www.dw.com

No votes yet.
Please wait...

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here